Цифровая слежка за пролетариями – рекомендации британских специалистов

[ad_1]

Управление комиссара по информации Великобритании (Information Commissioner’s Office, ICO) опубликовало в окончательной редакции руководство по «мониторингу сотрудников», касающееся как компаний частного сектора, так и госструктур, сообщает dataprotectionreport.com в четверг.

Документ регламентирует слежку за нанятыми на работу людьми с помощь ИИ-систем. Причиной его написания стал рост количества удалённых работников и развитие технологий наблюдения за ними. Целью ICO было «представить ясное руководство, как проводить мониторинг [сотрудников] законно и честно», говорится в сообщении.

Что такое «мониторинг сотрудников» с точки зрения ICO

Руководство содержит раздел «Что мы имеем в виду под мониторингом сотрудников». В нём сказано буквально следующее.

«Большинство сотрудников осознаёт, что работодатели проверяют качество и количество их работы. Также наниматели могут следить за работниками для защиты их здоровья и безопасности или для исполнения требований закона. Мониторинг может быть частью мер, которые организация предпринимает для обеспечения безопасности персональных данных. Всё чаще работодатели используют аналитику данных, чтобы узнать зависимость между продуктивностью работника и его психофизическим состоянием (курсив наш. – ред.).

Мы используем термин «мониторинг сотрудников», чтобы описать любой вариант слежки за людьми, производящими работы от вашего имени. Это может включать мониторинг работников во время исполнения трудовых обязанностей в офисе или в любом другом месте; в рабочее время или нерабочие часы».

Поясняется, что руководство также затрагивает отношения найма работника не компанией, а частным лицом: например, мониторинг действий няни или садовника – постоянный или периодический.

Чрезмерный мониторинг может ущемлять права и свободы работников, вторгаться в их частную жизнь и нарушать ментальное здоровье, признают в ICO. Следует разграничивать законную слежку и незаконную. Например, если удалённый работник пользуется собственным устройством, нельзя допускать чтения нанимателем его персональных сообщений или переписки с представителями профсоюза.

В разделе перечислены технические средства мониторинга:

  • камеры наблюдения, включая носимые устройства для наблюдения за здоровьем;
  • веб-камеры и скриншоты;
  • технологии для мониторинга хронометража работ или контроля доступа;
  • клавиатурные шпионы, отслеживающие, собирающие и записывающие активность пользователя клавиатуры;
  • «инструменты продуктивности», т.е. инструменты фиксации того, чем заняты работники;
  • трекеры интернет-активности;
  • носимые устройства для отслеживания местонахождения работников;
  • скрытые устройства для аудиозаписи.

Документ даёт рекомендации для работодателей.

«Законное и честное» наблюдение за сотрудниками должно учитывать «ожидания работников», не быть чрезмерным и быть прозрачным «во всех случаях, когда это возможно». Ожидания работников зависят от контекста: работая из дома, например, они рассчитывают на больший уровень приватности, чем в офисе.

Использование искусственного интеллекта (ИИ) и биометрических данных в процессе слежки не должно нарушать запрета на автоматическое принятие решений. Например, начислять сотрудникам зарплату на основании полностью автоматизированного мониторинга их деятельности будет нарушением закона. Использование автоматизированных систем в качестве помощников для принятия решений допустимо, но те, кто принимает эти решения, не должны бездумно слушать советы ИИ, а действовать сознательно.

Очевидно, так, как в России выписывают штрафы за превышение скорости – фактически это делает аппаратура, а компьютер ради соблюдения формальности сообщает, что протокол подписан таким-то инспектором дорожной полиции.

В документе приводится множество примеров, поясняющих замысел ICO по части «правильной» слежки, и рассуждения о том, что работодатели «могут» делать, что им делать «сто́ит», и что они делать «должны».

О результатах работы сотрудников как основном критерии оценки их эффективности ICO не упоминает.

Также документ не содержит рекомендаций для людей, ставших объектами «законной и честной» слежки.

[ad_2]

Похожие публикации